Previous Entry Поделиться Next Entry
Третья история. Часть вторая.
prekrasno14 wrote in ja_tvorchestvo
Начало истории здесь

Карл открыл глаза и, потирая нестерпимо чешуюся голову, сел.
Он обнаружил себя лежащим на дощатой набережной в самый разгар полдня.
Где-то неподалеку лаяла собака и он поймал на себе взгляды каких-то случайных прохожих, видимо прикидывающих, а не нужно ли ему помочь.
Карл с трудом поднялся на ноги. Что случилось? На него напали? Кажется, он просто шёл по улице, Джонни, нож, какие-то пауки и мухи..
Ах, да!
Сначала тот мужик, на его глазах обернувшийся дворнягой. Потом то странное место, тот старикан. Как его звали? Равиоли, Розмарио, Чиаллио... Розарио! Точно! Ох, и нагнали же на него страху все эти его шуточки, книги, лестницы, свечи..
А что было потом? Может.. - Карлу хоть и было немного лет, но об определенных опасностях, подстерегаюших детей его возраста, он был осведомлен..
Но ничего такого, кажется не случилось, ничего не болело в неположенных местах.
Карл чувствовал себя прекрасно. Он словно был на пороге чего-то очень большого, удивительного.
Чьего-то дня рождения с клоунами и тортами, а может, даже, Диснейлэнда.
И вдруг он вспомнил! Он же загадал желание, там , перед тем как отключится в этом подвале..
Карл еще раз ощупал себя со всех сторон.
Нет, ничего не болело, кроме, разве что, странного зуда где-то под ногтями.
Нужно немедленно проверить, исполнил ли тот жуткий красный шкаф его желание!



Карл посмотрел по сторонам. Где-то вдалеке гуляли мамы с детьми, но в явной зрительной досягаемости никого не было.
На всякий случай он быстро спустился туда, под набережную, где песок вперемешку с грязным гравием встречался с линией прибоя, прямо под досками, надежно укрывающими его от случайных глаз. Не хватало ещё, чтобы на него объявили охоту как на оборотня. Карл улыбнулся.
Так, а что же ему делать? Может, нужно сказать какие-то особые слова? Или совершить какие-то движения?
Он вспомнил сцену, с которой всё и началось - клерк из деловых районов превратился в дворнягу.  Тот явно ничего такого не делал и не говорил - Карл был в этом уверен. Просто рррраз! И превратился.
Карл зажмурился, крепко крепко сжав кулаки и поднатужился, всем телом высказав желание превратится в кошку.
Ему вдруг сильно, но не больно сдавило голову и невыносимый зуд на несколько секунд охватил уши, поверхность под носом и кончики пальцев. А во всех суставах и мышцах, в костях появилось странное ощущение - как будто всё уплотнялось и теряло вес за считанные секунды. Карла неведомой силой швырнуло на четвереньки, резкое жжение прошло по всей поверхности кожи ... и он почувствовал себя в несколько десятков раз легче, чем за полминуты до этого.. Прямо перед его глазами была поверхность воды - и он был готов дать голову на отсечение, лишь бы там не оказаться. Вода вдруг стала его очень сильно пугать...

Карл не мог поверить в случившееся. Получилось!
Мир вокруг изменился до неузнаваемости. Тона, полутона, оттенки цветов стали совсем другие.
Огромную роль получили запахи, мир будто дорисовывался — хоть он и не воспринимал это непосредственно, но знал — на такой-то улице вот-вот поспеет пирог...
А где-то совсем недалеко от него, под дощатым настилом — мышиное гнездо и ему вдруг страсть как захотелось пробиться туда и вволю «поиграть» с мышами.
Карл наслаждался своим новым телом, своей новой сутью.
Он выскочил обратно, туда где еще несколько минут назад силился вспомнить события дня и пулей помчался по набережной, ловко ныряя меж людей, вскакивая на поручни лестниц, взлетая на самые верхушки деревьев и наслаждался видом, прыгая словно белка туда-сюда.
И постепенно человеческие мысли отступали. Его покидала непонятно откуда взявшаяся грусть и тоска, мысли о несделанных уроках, совсем уж странные мысли о выборе судьбы и профессии, так гнетущие его...
Он вдруг с удивлением понял, что не хочет принимать человеческое обличье вновь. Зачем? Ведь и так хорошо...

Вдруг Карл инстинктивно взлетел на дерево — придя в себя он понял, что так среагировал на собаку, увязавшуюся за ним
«А жизнь кошки не так уж проста» - с облегчением внутренне рассмеялся он.
Карл играючи перепрыгнул на крышу и спустился вниз.
Вообще, он не очень-то и знал, что ему делать.
Бескрайне странная жизнь расстилалась перед ним.
Он чувствовал эту свою новую суть и она становилась все более неотделима от него.
А на другой чаше весов был всё тот же он, тот самый Карл что всего несколько часов назад отворил дверь в офис мистера Розарио.
Вдруг Карл поймал свое отражение в уличной витрине.
Он был похож на маленького взъерошенного котенка — да таким он сейчас и был.
Карл отправился к офису мистера Розарио — ему хотелось обсудить с этим странным стариком произошедшее.
Внезапно он почувствовал, как кто-то взял его за шкирку и стал сильно трясти.

Карл увидел чье-то лицо, с забавными курносостями и выпученностями.
- Смотри, Джейк. Не ваш ли это котенок?
Второе лицо с кудряшками приблизилось и внимательно посмотрело на Карла.
- Неет, - протянул Джейк. - похож, но не наш.
Карла без излишнего пиетета поставили на землю.
- Ну ладно. А ну, кыш!
Карл устремился восвояси от странных, с его позиции, людей-детей.

Офис мистера Розарио был где-то неподалеку.
Аккуратно лавируя между чьими-то ногами, он подошел к тому самому месту.
Но, к его удивлению, вывески уже не было.
Как будто и никогда её не было. Просто пустой серый двухэтажный дом.
«Вот те раз» - подумал Карл.
Он наверняка бы решил, что все ему почудилось, но вот он тут, в образе котенка.
В его воплощении.
Нужно было что-то срочно делать — а вот что?
Карл огляделся по сторонам. Он решил найти и посоветоваться с тем клерком, которого он видел еще до своего странного превращения.
Тем, кто на его глазах обернулся в дворнягу.
Карл отправился на поиски.

Он решил забраться повыше чтобы оглядеть окрестности.
Прыжок, другой и он уже на самом высоком доме, неподалеку от того,  где располагался офис мистера Розарио.
Ага, он стал внимательно смотреть по сторонам.
Вдруг он увидел уже очень знакомую ему картину.
Девчушка лет 13, в небольшом закутке между мусорными баками внимательно оглядываясь по сторонам, явно желая быть незамеченной.
Убедившись, что ее никто не видит, она закрыла глаза и вытянула вперед руки.
И началось превращение.
Сначала она будто вытянулась в струну, значительно уменьшившись при этом в размерах. Затем ее потянуло вперед и она встала на четвереньки, одновременно с этим ее лицо стало быстро менять очертания, обрастать шерсткой.
Всего несколько мгновений и вместо ребенка на земле оказался проворный енот.
Он в видимом удивлении некоторое время сидел неподвижно, а потом ловко сиганул на проезжую часть, едва не вызвав столкновение пожарного гидранта и водителя небольшого пикапа, явно не ожидавшего увидеть енота посреди города.
Ага, подумал Карл. Он решил догнать этого енота и поговорить с ним обо всем этом.
Он быстро спустился по водосточной трубе и устремился что есть сил вслед.
Новоиспеченный енот сидел под дощатой набережной и бессмысленно таращился на воду.
Карл аккуратно приблизился к нему.
Эй. - хотел сказать он, но раздалось лишь «Мяу!».
Карл чертыхнулся. Точно, он же — кошка.
Он подошел еще чуть ближе и начертил в пыли прямо перед енотом на земле
— Следуй за мной.
Дождавшись кивка он еще более удивленного енота, Карл быстро устремился прочь с  набережной, на известную ему опушку в городском парке, надежно укрытую от людских глаз.
Несколько минут — и они уже там.
Карл поднапрягся и почувствовал как человеческий облик возвратился к нему.
Несколько минут, и он уже стоял как и прежде, мальчуганом, двенадцати лет от роду.
Жестом он пригласил енота сделать тоже самое.
Перед его глазами развернулся удивительный процесс трансформации -   енот увеличился в размерах, шерсть втянулась под кожу, несколько десятков минут - и перед ним стояла веснушчатая девочка лет 13 от роду со смешливым лицом.
Ее звали Джеки и их истории оказались похожи — Розарио, автомат, похожий на газировку и загаданное желание.

Были правда странные детали, расходящиеся в их повествовании.
Джеки описывала Розарио как упитанного мужчину средних лет, тогда как Карл был уверен, что загадочный обитатель офиса — высокий худой старик.
Разнились и их описания загадочного автомата.
Джеки он привиделся зеленым.
Они какое-то время гадали на этот счет, но несостыковки объяснить не сумели.
Оба не очень понимали, что со всем этим делать, рассказывать ли взрослым?
В чем смысл этого загадочного проишествия? Куда за несколько часов делась вывеска и сам Розарио?
Они условились поразмыслить на этот счет и договорились встретиться на этом же месте на следующий день.
***
Розарио сидел в большом, мрачном, чем-то отдаленно напоминающем концертно-театральный, зале.
Казалось, вот-вот из-за кулис выйдут безмолвные тени в масках и разыграют настоящее представление с факелами, живыми птицами.
Какую-то драму, разворачивающуюся в античном прошлом.
Но был лишь один Розарио.
Он сидел в массивном, красном с золотом, деревянном полукресле и задумчиво смотрел на неподвижное пламя свечи в бронзовом подсвечнике.
В нём он видел и Джеки и Карла, их мысли, их встречу.
Был там и еще кто-то третий и четвертый — но на них Розарио особо не рассчитывал.
Он уже понял, что в его плане взрослым, состоявшимся людям, места нет.
Лишь дети. Взрослые, получив от него Дар, превращались в каких-то буйнопомешанных наркоманов.
Они не задавали себе вопросов — что это и откуда.
Они принимались подглядывать в душах и туалетах, скакать по крышам и все больше и больше напоминали тех, чью форму они принимали, с поправкой на людские извращения...
Розарио поднялся и направился в дальний конец зала.
Он не был ни стариком, ни мужчиной средних лет, как его видели дети.
Это было высокое, почти трехметровое существо, распространявшее вокруг себя золотистое сияние.
У него не было черт лица, а члены рук и ног были просто обозначены.
Внешне Розарио был чем-то вроде золотистого шара, сплюснутого к макушке и словно магнитные поля от него исходили золотистые дуги, как протубертанцы солнца, но ровные, цельные и пребывавшие в странной гармонии движения меж собой.
В отсутствии кого-либо рядом он не давал себе труда держать человеческую форму — для него это было утомительно, но и нахождение в людской реальности волей-неволей влияло на него, придавая соответствующие очертания.
Случайный наблюдатель, скорее всего, увидел бы нечто вроде высокой статуи с едва обозначенными линиями рук, головы, ног, тела..
Он приблизился к парящему в воздухе предмету, странно контрастирующему с убранством даже этой комнаты. Серо-матовый, этот артефакт совершенно не отражал и как будто даже и поглощал свет.
Розарио дотронулся до него одним из своих протубертанцев и по предмету на долю секунды пробежала рябь, а вокруг будто дрогнуло пространство, как от сильного удара.
За этот короткий миг для всего сущего, кроме Розарио, прошло десять лет.
Продолжение следует

?

Log in

No account? Create an account