Previous Entry Поделиться Next Entry
Третья история. Часть третья.
prekrasno14 wrote in ja_tvorchestvo
Начало двумя постами ниже.
***

Когда-то давно, очень давно, Розарио решил, что молчание — золото.
Куда большее золото чем кажется.
Оно как и любая защита — всегда немного выгоднее атаки. Атакующий раскрывается, оголяет свои намерения на какой-то миг — и человеку знающему этого уже вполне достаточно понять, увидеть очень многое.
Слова не особенно нужны.
Но овладеть Искусством Слова — вести разговор молча, даже говоря слова, не втягиваться в него точно также, как и не вступать в сексуальную связь с кем попало — это Розарио умел в совершенстве.
Когда-то ему удалось вылечиться от бездумной привычки кидаться в речевой омут, полный людей.
Это было очень давно.


Карл возвращался с работы, задумчиво глядя по сторонам и , как это обычно бывает, чуть внутри себя.
За эти годы они с Джеки сильно сблизились.
Она рано вышла замуж за красавчика из спортивной школы, но это не мешало ей составлять компанию Карлу в долгих ночных прогулках в животном обличьи.
Росли они, росли и енотик с котенком, превратившись в грациозного, пушистого енота и матерого черного котищу.
Карл стал достаточно известным в стране ветеринаром, достаточно много сил уделявшим науке как таковой.
Но наука не могла дать объяснение странном случаю, в результате которого он смог по собственному желанию превращаться в кота и обратно.
Каждый раз он с замиранием сердца проверял — а сработает ли? За десять лет он так и не привык к своей удивительной способности.
Зато Джеки относилась к этому гораздо проще, проявив своеобразную женскую мудрость — она просто приняла странный подарок судьбы без лишних вопросов — чудо и чудо.
В отличии от Карла, который смутно догадывался, что история на этом не закончена и будет еще какое-то продолжение.
Ничего хорошего он правда не ждал.

Может быть, и зря.

Карл много раз задумывался, было ли случайностью случившееся или же это была какая-то спланированная акция — и если да, то кем и зачем?
За эти десять лет он не единожды приходил на то самое место, где однажды висела та самая вывеска, столь отличавшаяся от всех остальных...
Вот и сейчас, по привычке, ноги сами его вели по знакомому маршруту, обычная прогулка после работы в поиске спокойствия и порядка в мыслях..

И вдруг, его словно ударило током.
На таком знакомом ему доме, сотни, если не тысячи раз обследованном его взором, висела та самая вывеска, так резко выделявшаяся своей типографией и начертанием букв.
«Волшебный паноптикум мистера Розарио» - солнечные лучи, отражающиеся частицы фотона, прилетевшие с Солнца, отскочив от молекул железа, образованного в недрах самых древних звезд, летели сквозь пространство, попадая на сетчатку глаза Карла, запуская химические реакции, электрические импульсы в результате которых бежали по нейронным связям и нервным окончаниям его мозга, рождая бурный и невиданный фейерверк в отдельно взятом организме, в каждой его клетке..
Карл чувствовал себя как китобой, наконец встретившийся с неуловимым Моби Диком, как Колумб, увидевший вожделенный берег таинственного континента, как Галлей, доживший до предсказанного им возвращения кометы в означенный день и час...
***
Джеки медленно шла по дощатой городоской набережной, расслабленно глядя по сторонам.
Город изменился, оставив правда, на местах детали, столь любимые выросшим здесь.
Иногда ей даже казалось, что она могла бы не открывая глаз пройти от дома прямо сюда..
Или, как сейчас, с открытыми глазами — но каждая трещинка, каждая выемка была ей знакома.
Её взгляд рассеянно блуждал по людям, домам, каким-то деталям происходящей жизни вокруг.
И плавно упал на вывеску.
Волшебный Паноптикум мистера Розарио
Она не чувствовала такую гамму чувств, захватившую Карла.
Его она тоже увидела.
Словно лунатик, медленно перебирая ногами, он подходил к двери с другой стороны, словно боясь, что и вывеска и дверь окажутся миражом и исчезнут, растают в воздухе при ближайшем рассмотрении...

А Джеки вспомнила тот день, почти десять лет назад.
Она шла по улице, с леденцом в одной руке и целой связкой шариков в другой, возвращаясь с дня рождения своего одноклассника.
День был солнечный и безветренный.
Над их городком других и не бывало, хотя поговаривали, что когда-то ливни шли целыми месяцами . . .

Джеки зашла в маленькую лавку в поисках чего-нибудь попить, лето, жарко.
Раньше она здесь не была. Плакаты, заботливо собранные за несколько десятков лет, украшали небольшое помещение, придавая уют и своеобразный шарм, так характерный Америке середины двадцатого века.
Пышногрудые красотки смотрели со всех сторон, рекламируя авиакомпании,
«Летайте с Pan American» , заманчиво обливались кока-колой и обнимали пухлые автомобили.
Сумрачный продавец никак не отреагировална появление Джеки.
Он выдал ей бутылочку лимонада и, не произнеся ни слова, ткнул куда-то пальцем, в глубь помещения.
Джеки посмотрела в указанном направлении.
Отчего-то ей вдруг стало очень тревожно.
На тяжелой, дубовой двери, так сильно контрастирующей с остальным интерьером магазина, красовалась вывеска:
«Выставка плющевых мишек мистера Розарио. Только сегодня»
Джеки уж больно не хотела снова на жару.
Выставка так выставка — пожала плечами она, подошла ближе и толкнула дверь...


Карл вдруг увидел Джеки, стоящую в паре метров от него.
Ему столько хотелось ей сказать, передать всю силу своих чувств — но он тут же откуда-то понял, что ей и так это известно.
Она его понимает. Наверное.

Карл с жадным нетерпением, но силясь сохранять спокойствие, взял колотушку, висевшую на двери и несколько раз постучал.
Джеки молча стояла чуть позади него.
Дверь была закрыта.
Карл постучал еще и еще.
Розарио или отсутствовал или просто не открывал.
Карл повернулся к Джеки, но вместо неё увидел выжидательно смотрящего енота.
Карл впервые за несколько недель улыбнулся и оглянулся по сторонам...
***
Розарио конечно слышал стук в дверь. Вернее — чувствовал его, воспринимал.
Он не разделял информацию в своем восприятии — какая разница, где звук, где свет.
Он почувствовал Превращение — сначала у женщины, потом — у мужчины.
Он тоже вдруг обернулся в огромного серого хаски.
Но не постепенно, как это происходило у людей.
А практически мгновенно, он принял облик собаки одним плавным, исполненным силы, движением.
Хаски потянулся, зевнул, и, высунув язык, принялся поджидать гостей.
Розарио уже очень давно бродил в Коридоре Времени туда и сюда, выискивая вот таких.
Тех, кто однажды увидев чудо — желал чудес и сам. В тот год он нашел двоих.
И эти двое, хоть и не приблизились к разгадке коснувшейся их тайны, сохранили её, не бросили пылиться, выдержав первое испытание Времени.
***
Карл в нерешительности стоял перед деревянной панелью, где когда-то Розарио ловким движением открыл проход в тайную комнату.
Ну же. - Джеки положила ему руку на плечо. - Давай.
Карл нащупал что-то похожее на пружину — по крайней мере один из элементов резьбы поддавался взад-вперед под давлением его руки.
Джеки, в которой будто появилась сильная решительность, вдруг оттолкнула его в сторону.
-Смотри — произнесла она.
Карл вгляделся в панель.
Он увидел изображение средних размеров собаки, размашистым движением вырезанной по дереву.
И вдруг Карл с трудом поверил своим глазам — собака чуть повернула голову и протянула лапу вперед перед собой, указывая на один из вырезанных по дереву цветков.
Джеки вскрикнула, быстро протянула руку и дотронулась до этого цветка.
Мгновенно и беззвучно панель отъехала в сторону.
Джеки решительно шагнула вперёд, увлекая за собой Карла.
Он, неожиданно для себя, неохотно, последовал за ней.
Что-то подсказывало ему, что ища ответов на старую загадку, они найдут совсем другое.
***
Розарио встретил гостей в том самом обличьи, в котором его когда-то давно увидела Джеки.
Седовласый импозантный представительный мужчина будто сошедший с рекламы табака.
В нем поблескивала немного наигранная веселость и радушие хозяина, встретившего дорогих гостей.
Карл в недоумении воззрился на него, но по взгляду Джеки понял — перед ним Розарио.
-Сначала репутация работает на тебя, потом ты — на репутацию. - проникновенно произнес Розарио. - Проходите же, садитесь.

Он размашистым шагом пересек зал, освещенный уже не свечами, а электрическими лампами и этот свет делал помещение похожим на гостиную в каком-нибудь горном отеле.
Свечей и странного автомата, напоминающего автомат с газировкой, не было и в помине.
Зато в углу появился небольшой, дышащий уютом бар, куда и проследовал Розарио.
Он налил себе немного зеленоватого ликёра из испещрённой иероглифами бутылки.
- Как насчёт?.. С момента нашей последней встречи вам, кажется, уже можно. ? - Розарио невпопад хохотнул, чем привёл своих гостей в недоумение.
Таким же широким шагом он вернулся в своё кресло и развалился в нём c непринужденностью коммивояжера перед радиоприемником после рабочего дня.
  - У вас, наверное, накопилось немало вопросов. Повременим с этим.
Розарио посерьезнел и в один миг переменил и позу и выражение лица — теперь он больше походил на того, кто десять лет назад предложил детям загадать желание.
 - Сначала я хочу кое-что вам рассказать. За многое время моего пребывания здесь, я не одному и даже не трём, даже и не четырём сотням людей предложил участие в одном очень простом эксперименте.
Карл поймал себя на том, что его кулаки сжаты так сильно, будто он готовится к драке. Джеки слушала молча, её бесстрастный вид резко контрастировал с бурей эмоций, с которыми силился совладать спутник.
-  Эксперимент заключался по сути в очень древнем выборе. Сначала человек мимоходом соприкасается с чудом, невозможным — и почти сразу получает шанс загадать любое желание. Как вы думаете, что выбирали большинство людей?
Розарио бесстрастно улыбнулся.
- «Чтобы моя Сюзан перестала быть такой сукой...
Чтобы в моей лавке не переводились покупатели, а мыши сгинули..
Чтобы Кэтрин из банка напротив наконец пустила к себе под юбку...»
Розарио глотнул своего зеленоватого питья и вновь улыбнулся, было что-то в этой улыбке, от чего Карл внутренне сжался.
 - Понимаете ход моих мыслей? - задумчиво обратился он к своим гостям, впервые допустив их к участию в разговоре.
  - Да. - немного громче, чем обычно, резко ответила Джеки.
  - Отлично. А ты, Карл?
Карл лишь кивнул в ответ. Ему было явно нехорошо, он зеленел, бледнел, по его щекам ходили красные пятна.
-  Старая как мир загадка. Человек и чудо, человек и выбор, человек и исполнения желания, человек, нравственный закон и звёзды над головой, как говаривал Кант...
-  Ближе к делу! - вдруг заорал Карл — кто ты? где ты был? Зачем ты это сделал? Почему ты исчез на десять лет?
С Карлом происходило что-то странное. Он выхватил что-то из кармана и пошел в сторону Розарио.
Тот расхохотался, но Джеки не оставляла мысль, что Розарио с ними играет этим всем — уж больно явственно она чувствовала какую-то безграничную тишину вокруг, над и внутри хозяина зала.
Бескрайнюю, огромную, внимательно изучающую её и Карла.
 - Я не дьявол, Карл. И даже не демон. Остынь.
Карла будто облили холодной водой — он увидел и сам, что вытащенное им небольшое деревянное распятье не возымело никакого действия.
Внимательно смотревший на него Розарио, бросивший наконец валять дурака, перекрестился.
 - Доволен?
Карл удрученно кивнул. Он сгорал от стыда.
Розарио подошёл к нему и вдруг крепко обнял. Карла бросило в жар, он неожиданно для себя разрыдался у Розарио на плече.
А Джеки не покидало чувство фарса и идиотизма всего происходящего.
Сначала коммивояжер, теперь заботливый отец — дальше что?
Неужели эти олухи так и будут обниматься, стоя прямо перед ней.
Вдруг она поймала взгляд Розарио.
Его настоящий взгляд.
Джеки впервые за многое время стало по-настоящему жутко.
В его глазах не было ничего от тех образов, которые он успел им продемонстрировать.
Его глаза были будто двумя дырочками, через которые проглядывала бескрайняя пустота и тишина космоса, лишь немного озаренного светом очень далёких друг от друга звёзд.
Ничего человеческого там не было.
Продолжение следует

  • 1
Саша, продолжение будет?
очень интересно и танственно

Спасибо, да, будет. Перепечатаю и выложу)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account